Видео

»

На правах рекламы

Подробнее »

За «Норникелем» по одному не ходят

 18 сентября 2018

Лондонский суд запретил Владимиру Потанину увеличивать пакет без Олега Дерипаски

 

“Ъ” проанализировал причины, по которым Высокий суд Лондона не разрешил «Интерросу» Владимира Потанина выкупить пакет акций «Норникеля» у Crispian Романа Абрамовича и Александра Абрамова. Эта несостоявшаяся сделка стала кульминацией нового конфликта между основными акционерами «Норникеля» — «Интерросом» и «Русалом» Олега Дерипаски. Судья согласился с доводами «Русала», что компания и «Интеррос» могут только совместно реализовать преимущественное право выкупа акций у Crispian, если та получит предложения продать акции от «третьей стороны». Впрочем, по данным “Ъ”, Crispian после срыва сделки не планирует выходить из «Норникеля».

Высокий суд Лондона в пятницу, 14 сентября, опубликовал мотивировочную часть решения по спору ключевых акционеров «Норильского никеля» — «Русала» (27,8% ГМК), «Интерроса» (32%) и Crispian (6,37%) — относительно правомерности оферты Crispian на продажу партнерам 3,99% акций «Норникеля» за $1,47 млрд.

Crispian в феврале сделала оферту «Русалу» и Whiteleave, входящей в «Интеррос», после того как получила предложение продать акции ГМК от другой структуры «Интерроса» — Bonico Holdings. У Whiteleave и «Русала» по соглашению акционеров «Норникеля» есть преимущественное право выкупа акций Crispian (Right of first refusal, ROFR) пропорционально их долям в ГМК, если Crispian будет продавать акции «добросовестной третьей стороне». Whiteleave сразу согласилась на оферту (в марте купила около 2,1% ГМК за $772,3 млн, но по решению суда сделка развернута), а «Русал» заявил, что заключит ее, только если оферта Crispian соответствует условиям акционерного соглашения, и оспорил ее в суде. В «Русале» настаивали, что ROFR запускается, только если компания вместе с «Интерросом» безоговорочно примет оферту.

В «Русале» также утверждали, что между «Интерросом» и Crispian есть иные договоренности (касающиеся цены сделки, а также продажи акционерами Crispian Баимского медного месторождения на Чукотке «Норникелю» или «Интерросу»).

Судья Стивен Филлипс признал правоту «Русала», руководствуясь следующими соображениями, следует из решения, имеющегося у “Ъ”. В основе лежит вывод, что ни сами участники акционерного соглашения, ни их дочерние структуры и структуры, действующие в их интересах, не могут быть признаны «добросовестной третьей стороной». Иная трактовка соглашения позволяла бы, например, блокировать досрочную продажу акций ГМК, принадлежащих Crispian, в случае нарушения «Русалом» или «Интерросом» обязательств по соглашению, вследствие чего права на выкуп акций Crispian по ROFR должны оставаться только у «невиновного» партнера, указывает судья. Так, нарушившая соглашение сторона все равно могла бы выставить Crispian предложение по завышенной цене, индикативной для ROFR, тем самым лишая «невиновного» партнера возможности дать сопоставимую сумму.

Второй основной довод Стивена Филлипса заключается в том, что ROFR могло быть реализовано только совместно «Интерросом» и «Русалом». Если бы стороны хотели предусмотреть предоставление ROFR каждой из них по отдельности, они могли бы записать это напрямую, но не сделали этого, использовав конструкцию, в которой условие является «единым правом», заключает судья. При этом в одном из пунктов соглашения, которые приводятся в решении суда, указано, что после принятия оферты Crispian «каждая сторона — и "Русал", и "Интеррос" — может в любое время отказаться от исполнения оферты», возместив Crispian возможные убытки (разницу между рыночной ценой акций и ценой сорвавшейся сделки), а также теряя ROFR до окончания срока действия соглашения в 2023 году.

На основании показаний сторон судья согласился с предположениями «Русала», что Владимир Потанин, Роман Абрамович и замгендиректора Millhouse (управляет активами господина Абрамовича) Давид Давидович вели неоднократные дискуссии, которые не ограничивались продажей 3,99% ГМК, а шли обо всем пакете Crispian и Баимском месторождении. Поэтому оферта Bonico строилась исходя из «остальных трансакций» и была завышенной на желаемую господином Абрамовичем премию в $200 млн, решил судья.

Старший юрист Norton Rose Fulbright Андрей Панов указывает, что уведомление Crispian содержало условие, согласно которому при отказе одной из сторон осуществить преимущественное право выкупа другая сторона может выкупить все предложенные 3,99%. Этот пункт работает только тогда, когда уведомление было действительное, стороны направили совместное уведомление о реализации ROFR, а потом одна из них заявила об отказе. Но, подчеркивает юрист, в данном деле судья решил, что не было действительного с точки зрения договора уведомления от Crispian, соответственно, механизм ROFR не заработал, потому вообще никакие последствия не наступают. Господин Панов отмечает, что сделка с акциями Crispian возможна и «по отдельному трехстороннему соглашению, которое не предусмотрено договором, но стороны всегда могут такое соглашение заключить».

В «Интерросе» заявили, что решение об апелляции будет принято по итогам анализа мотивировочной части и аргументов судьи, о том же сказал источник “Ъ”, знакомый с позицией Crispian. В Millhouse Романа Абрамовича и Invest AG Александра Абрамова отказались от комментариев. В «Русале» в июне выражали удовлетворение резолютивным решением суда (в пятницу в компании не ответили “Ъ”).

Источник “Ъ”, близкий к одному из акционеров «Норникеля», не исключает, что господа Абрамович и Абрамов могут рассмотреть дальнейшие варианты монетизации своего пакета (14 сентября 6,37% ГМК стоили по рынку около $1,7 млрд). Но другой собеседник “Ъ” отмечает, что «ситуация в ГМК успокоилась», Crispian не намерена снижать пакет и планирует остаться в капитале «Норникеля» до конца соглашения. При этом один из собеседников “Ъ” отмечает риски растущего санкционного давления, которые делают развитие ситуации непрогнозируемым.

Анатолий Джумайло, Андрей Райский


Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3743968





array(0) { }