Видео

»

На правах рекламы

Подробнее »

Роботизация вместо глобализации

 29 января 2018

Дешевая рабочая сила больше никому не интересна — на смену аутсорсингу идет решоринг: международные концерны возвращают производства в Европу и США. Развивающиеся страны лишаются тысяч рабочих мест, а в развитых открываются предприятия, на которых вкалывают роботы.

АЛЕКСАНДР ЗОТИН, старший научный сотрудник Всероссийской академии внешней торговли

Ответ Джобса

В 1960-м столпы американской промышленности — General Motors, Ford Motors и General Electric — были самыми крупными работодателями в стране: 595 тыс., 260 тыс. и 261 тыс. рабочих мест соответственно. Сегодня в штате крупнейшей технологической компании США — Apple, капитализация которой больше всех трех предыдущих, вместе взятых, трудятся всего 80 тыс. человек, в то время как рабочая сила ее зарубежных подрядчиков, производящих почти все i-товары, составляет около 700 тыс. человек.

Девять лет назад президент Обама спросил Стива Джобса, почему бы не производить iPhone в США? Джобс ответил, что потерянные американские рабочие места не вернутся обратно никогда. В каком-то смысле он был прав, а в другом, видимо, нет.

Экономическая глобализация, плодами которой мировые элиты наслаждались в течение последних 20 лет, состоялась во многом благодаря устранению торговых барьеров (вступление в ВТО Китая в начале века) и влиянию новых информационных технологий. Компьютерная революция и интернет привели к информационной прозрачности, необходимой для выстраивания сверхсложных логистических цепочек международной системы производства и торговли, позволяя отслеживать и контролировать все стадии производства и транспортировки товаров, в какой бы точке земного шара они ни происходили.

Земля стала «плоской», по выражению известного апологета глобализации социолога Томаса Фридмана. Это значит, что дистанция между сырьем, производством, товарами и их конечными потребителями не столь существенна, гораздо более важны не географические, а чисто экономические факторы, например относительная стоимость рабочей силы и курсы национальных валют.

То есть процесс, в котором глобализация отчасти компенсировались нейтральными или даже противонаправленными трендами.

Например, высокая степень свободы перемещения капитала и товаров не совпадает со свободой перемещения рабочей силы из страны в страну (получить рабочую визу в некоторых государствах часто почти так же сложно, как и 20 лет назад).

Зато капитал легко перемещался в поисках этой самой дешевой рабочей силы, переводя предприятия из «дорогих» стран в «дешевые». Однако даже этот глобализационный процесс в последнее время выдохся и, возможно, вовсе разворачивается. Полуглобализация сменятся деглобализацией?

К родным берегам

По данным американской НПО Reshoring Initiative, эпоха аутсорсинга производства из США (и из других развитых стран) в юрисдикции с дешевой рабочей силой подходит к концу.

Тот же процесс фиксируется и в других исследованиях, например «Homeward bound: nearshoring continues, labor becomes a limiting factor, and automation takes root» от AlixPartners, а также в свежем ноябрьском докладе MGI «Making it in America: Revitalizing US manufacturing».

Падение занятости в последние 30-40 лет в производственном секторе — процесс не уникальный. Она снижалась из-за автоматизации и аутсорсинга не только в США, но практически во всех индустриально развитых странах. Стабилизировать этот процесс в последние 20 лет удалось лишь Германии.

Однако в последние годы что-то поменялось. В 2014–2015 годах в США был достигнут паритет между размещением американскими компаниями рабочих мест в промышленном секторе за рубежом (аутсорсингом) и созданием и возвращением (ноушорингом и решорингом) рабочих мест в США (в решоринг записывается решение американской или любой другой компании открыть производство в США при наличии других альтернатив).

В 2016-м, впервые с 1970-х, многолетний процесс аутсорсинга развернулся. Вместо нетто-потери около 220 тыс. рабочих мест в промышленности в среднем за год в начале 2000-х за счет аутсорсинга нетто-создание рабочих мест в 2016 году стало положительным: плюс около 25 тыс.

Почему это происходит? Важными факторами решоринга являются субсидии и налоговые преференции со стороны властей США (чаще всего на уровне штатов), ожидание снижения корпоративных налогов в результате налоговой реформы и рост оплаты труда в некоторых традиционных странах аутсорсинга, прежде всего в Китае.

В отраслевом разрезе решоринг наиболее популярен там, где новое американское производство имеет значительные конкурентные преимущества.

Во-первых, это производство товаров с большим отношением веса к стоимости (автомобили, тяжелая и объемная бытовая техника). Для таких товаров отсутствие затрат на морскую транспортировку наиболее актуально.

Во-вторых, производство, подразумевающее сверхточную логистику по времени (производство с коротким циклом, just-in-time) либо подверженное частым изменениям в потребительском спросе и/или дизайне (прежде всего автокомплектующие и автозапчасти).

В-третьих, это различные пластики и продукты нефтепереработки. Здесь решоринг объясняется бумом сланцевой добычи нефти и газа в США. Из метана, этана, пропана, бутана, изобутана, пентана изготавливаются различные пластики.

В-четвертых, производство, в котором необходим высокий уровень контроля менеджмента для соблюдения норм качества (например, медицинское оборудование).

В-пятых, производство, ориентированное на клиентов, ограниченных в возможности покупать товары, не произведенные в США (например, ВПК).

В-шестых, производство товаров, для которых исключительно важно соблюдение и защита авторского права и патентов.

Наконец, в-седьмых,

решоринг происходит в отраслях, наиболее чувствительных к технологиям автоматизации и роботизации производства. Прежде всего это производство текстиля и одежды, бытовых электроприборов, автомобилей и автокомплектующих.

Именно последний фактор, автоматизация и роботизация производства, выводит решоринг на новый уровень международного тренда во всем промышленном производстве. Причем не только в США, но и в других развитых странах, прежде всего в Европе (где фактор дешевой энергии пока не актуален).

Бренд против вещи

Но пока Стив Джобс в своем ответе Обаме оказался прав. В некоторых случаях ждать скорого возвращения рабочих мест в США не приходится.

Структура добавленной стоимости в iPhone 3G еще при жизни Джобса была такой: при розничной цене в $500 полная стоимость производства составляла $178,96, из которых на китайскую сборку приходилось $6,5, или около 3,6% стоимости производства, на компоненты из Японии приходилось $49,25 (33,9%), Кореи $22,96 (12,8%), Германии $30,15 (16,8%), США — $10,75 (6,0%), остальной мир — $48 (26,8%).

Добавленная стоимость Apple в итоге составляла $321,4 на каждый iPhone 3G, около 64% от розничной цены (данные из Xing, Y. and N. Detert, 2010. «Нow the iPhone widens the US trade deficit with the PRC», ADBI working paper №257).

Фактически еще при Джобсе Apple превратилась в компанию, торгующую собственным люксовым брендом, а всю производственную и даже отчасти R&D деятельность отдавшую на аутсорсинг.

Сейчас, когда компанию возглавляет Тим Кук, бывший вице-президент Apple по управлению цепочками поставок, этот тренд остается незыблемым: при стоимости производства iPhone Х в $370,25 (bill of materials, данные IHS Markit) розничная цена iPhone Х — $999. Те же 63% наценки Apple за труды (прежде всего по удержанию стоимости бренда).

Цена сборки в Китае пока неизвестна, но, скорее всего, это те же копейки, что и в предыдущих моделях, и такие же копейки относительно цены и веса товара на транспортировку.

Так что риторический вопрос Обамы к Джобсу в большой степени был бессмысленным: доля сборки в цене слишком низка, чтобы уделять ей повышенное внимание. Куда более важны налоговые аспекты. Да и масса других специфичных для отрасли обстоятельств. Если решоринг и произойдет в производстве электроники, то, наверное, в последнюю очередь.

Роботизации (а это основной драйвер решоринга — никто не собирается заменять дешевых китайских рабочих на дорогих американских в той же пропорции) в секторе препятствует короткий производственный цикл некоторых товаров, часто не более сезона. Например, те же смартфоны и планшеты. Пока роботы проигрывают людям в пластичности производства товаров с коротким жизненным циклом.

Учитывая суперразвитую производственную инфраструктуру, Китай, видимо, еще на долгие годы останется приоритетной площадкой для производства электроники, в особенности с малым отношением веса к стоимости (смартфоны, планшеты, ноутбуки, полупроводники, микрочипы и т. п.).

Для маленьких и дорогих товаров дистанция (и стоимость перевозки) действительно имеет мало значения, для них мир и вправду «плоский».

Впрочем, летом 2017-го тайваньская Foxconn (как раз подрядчик Apple, Intel, Microsoft и др.) объявила о планах инвестиций $10 млрд в фабрику по производству LCD-панелей в 100 км от Чикаго. Несмотря на огромный объем заявленных инвестиций, предполагается создание всего 3 тыс. рабочих мест, так как практически все производство будет роботизировано. Так что, возможно, вопреки всем прогнозам, решоринг в итоге может коснуться и продукции Apple.

Автовозвращение

А вот производство автомобилей и автозапчастей (А&A) вовсю возвращается на родные берега уже сейчас. Аналитики Международной организации труда (МОТ) отмечают, что данный сектор имеет значительные перспективы как в области роботизации, так и решоринга.

Роботизация/автоматизация в секторе идет фактически с запуска первого конвейера Генри Форда в 1913-м, и в настоящий момент отрасль является лидером по использованию промышленных роботов.

Благодаря автоматизации выпуск автозаводов в США за последние 20 лет увеличился на 53%, в то время как занятость сократилась на 28%. Технологии постоянно совершенствуются, и ручной труд продолжает выбывать из отрасли.

Читать далее >>


Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3526726?from=four_economic





array(0) { }