Видео

»

Заявки на покупку

Оставить заявку
Все заявки »

На правах рекламы

Подробнее »

Сырьевая самодостаточность

 29 марта 2010

Крупнейшие металлургические компании Восточной Азии скупают сырьевые месторождения
/Rusmet.ru, Галина Резник/ За последние годы тенденции в развитии мировой сталелитейной промышленности радикально изменились. Если десять лет назад происходило, в основном, географическое разделение мощностей по производству высоких и низких переделов (компании перемещали первые поближе к перспективным рынкам, а вторые –в сырьевые регионы), то теперь преобладает стремление к вертикальной интеграции. Лидеры отрасли возглавили гонку за сырьевыми активами и конкурируют за их приобретение с крупнейшими горнорудными корпорациями, которые стремятся максимально увеличить свою ресурсную базу, чтобы сохранить возможность и в будущем диктовать свои условия потребителям.Китайский факторНа протяжении десятков лет развитие мирового ГМК происходило в полном соответствии с законами рынка. В западных странах внедрялись прогрессивные технологии выплавки стали, а малорентабельную добычу сырья производители проката предоставили компаниям, действующим в развивающихся государствах. В те времена рынки железной руды и коксующегося угля были рынками покупателя, а спотовые сделки практически отсутствовали, поскольку поставщикам сырья просто не имело смысла добывать его больше, чем можно продать по контрактам. При этом, поставщики были остро заинтересованы в долгосрочных договорах, поскольку гарантия сбыта по стабильной цене давала возможность планировать расширение мощностей. Поэтому 40-50 лет назад и сформировалась своеобразная система ценообразования, когда крупнейшие сталелитейные компании ежегодно проводили переговоры с продавцами сырья по базовому изменению цены в контрактах на следующий финансовый год. Переговоры происходили в дружеской, почти семейной атмосфере, и с условиями первого заключенного договора сразу соглашались все остальные продавцы и покупатели.Идиллия завершилась в начале 2000-х годов, когда на сцену вышел Китай. Бурный подъем экономики в этой стране построен на непрерывном увеличении промышленных мощностей. Китай превратился в крупнейшего в мире производителя стали, но для его заводов требуются огромные количества железной руды. Однако китайские месторождения, в основном, мелкие и рассредоточены по большой территории, а руда преимущественно бедная. Поэтому крупные сталелитейные компании перешли на импортное сырье. Параллельно правительство ограничило экспорт кокса и коксующихся углей, а затем и угли пришлось закупать за рубежом. В итоге Китай, крупнейший в мире производитель руды и экспортер коксующегося угля, превратился в крупнейшего импортера металлургического сырья.При этом, хотя избыток мощностей по выплавке стали в Китае уже превышает 130 млн. т, страна не способна ограничить объемы производства, поскольку устойчивость ее экономики основана на быстром расширении. По оценкам правительственных экспертов, если скорость роста ВВП станет менее 8%, то будет повышаться уровень безработицы, что чревато социальным взрывом. Многие западные экономисты прогнозируют обвал китайской экономики, хотя и затрудняются с определением сроков, поскольку такая политика противоречит рыночным законам. Емкость экспортных рынков, хоть и велика, но не бесконечна, да и правительства других стран уже готовы принять меры по защите собственных производителей. Тем не менее, пока в Китае продолжится наращивание мощностей, так что страна будет увеличивать закупки сырья.Стремительный рост китайских закупок имел два серьезных последствия. Во-первых, в мире образовался острый дефицит руды и угля, который спровоцировал резкий рост цен и превратил рынки покупателя в рынки продавца. Ситуацию не изменил и глобальный кризис: хотя мировая экономика балансирует на грани рецессии, а спрос на сталь остается относительно низким, цены на сырье вернулись к докризисному уровню. Во-вторых, начал развиваться спотовый рынок, который теперь вполне может служить ценовым индикатором. В результате традиционная система ценообразования перестала устраивать поставщиков. В настоящее время горнорудные компании стремятся перейти к более коротким контрактам, приблизив цены к уровню спотовых.Охота за сырьемКрупнейшие сталелитейные компании мира уже давно с тревогой наблюдают за развитием тенденций на сырьевых рынках. И если раньше они стремились перемещать мощности по выплавке стали в страны с менее жесткими экологическими стандартами и обильными месторождениями железной руды (из соображений минимизации затрат на транспортировку), то теперь международные металлургические корпорации пытаются обзавестись собственными сырьевыми активами. Лидируют в этой гонке, разумеется, китайские компании, но кое-какие крупные приобретения уже сделали и планируют Arcelor Mittal, южнокорейская Posco и японская Nippon Steel.За последние десять лет китайские компании скупили изрядное количество железорудных месторождений за границей. Экспансию начала крупнейшая компания страны Baosteel: в 2001 году она создала СП в Бразилии с CVRD – Vale (месторождение Baovale) и в Австралии – с Hamersley (Eastern Ranges). Затем в 2004-м еще четыре китайских производителя – Wuhan Iron and Steel (WISCO), Maanshan Iron and Steel, Jiangsu Shagang Group и Tangshan Iron and Steel приобрели по 10% акций в проекте Wheelara Lease, который продвигала BHP Billiton на месторождении Jimblebar в Западной Австралии.После этого скупка сырьевых активов была поставлена на поток. Наиболее существенные из недавних приобретений – сделка WISCO с бразильской EBX Group, которой принадлежит компания MMX, разрабатывающая железорудные месторождения Jonas и Corumba в Бразилии и Minera в Чили (совокупные резервы – более 3 млрд. т). За $4 млрд. WISCO приобрела 21,5% акций и превратилась во второго по величине инвестора MMX. Вторая покупка, оформленная осенью прошлого года – приобретение 70% железорудного проекта в Чили компанией Rixin Development Company. По словам ее президента Ли Цзихао, эта сделка на сумму 13 млрд. юаней ($1,9 млрд.) предоставляет ему контроль над тремя месторождениями с совокупными запасами 3-5 млрд. т.Наконец, планируется крупная сделка китайской алюминиевой корпорации Chinalco с Rio Tinto. В середине марта компании подписали соглашение о совместной разработке железорудного месторождения Simandou в Гвинее. По условиям сделки, Rio Tinto передаст СП 95% Simandou, а Chinalco заплатит $1,35 млрд. за 47% его акций. В конце 2008 года австралийская компания, по понятным причинам, отложила освоение Simandou – одного из крупнейших в мире из неразработанных месторождений с запасами 2,25 млрд. т. Теперь же время для этого проекта пришло. Ожидается, что при затратах порядка $6 млрд. первая очередь (70 млн. т в год) будет введена в эксплуатацию в 2013 году.Тем временем, забеспокоились и другие производители стали. В 2005 году лидер мирового рынка Mittal Steel появился в Либерии. Несмотря на политическую нестабильность в стране группа инвестировала $1,5 млрд. в месторождение Nimba на границе с Гвинеей. Затем, уже объединившись с Arcelor, компания подписала серию обязывающих соглашений с правительством Сенегала относительно разработки четырех залежей гематита и магнетита (совокупные запасы – 750 млн. т), пообещав инвестировать в местную экономику $2,2 млрд. Интегрированный горнорудный проект включает строительство нового порта около Дакара и железной дороги протяженностью 750 км. Правда, оказалось, что на эти залежи претендует Kumba Iron Ore – дочерняя компания Anglo American, и сейчас по этому вопросу идут судебные тяжбы. Тем временем, Arcelor Mittal заплатила $810 млн. за железорудные активы London Mining в Бразилии и продолжает расширять свои владения в горнорудной отрасли.Лакшми Миттал заявил, что его группа намеревается к 2014-2015 годам повысить свою сырьевую самодостаточность до 85%, поэтому скупает и угольные активы. Она уже приобрела угольные разрезы в США, Австралии, Индии, России и Южной Африке. Однако теперь ArcelorMittal планирует сосредоточиться, в основном, на железной руде. Правда, предыдущие покупки увеличили консолидированную задолженность группы до $32,5 млрд. в сентябре 2008 года, но Миттал рассчитывает, что будущий рост цен на сталь даст возможность поправить положение.Даже корейская Posco – самая прибыльная в Азии сталелитейная компания – впервые в истории решилась на международную экспансию. Она тоже занялась приобретением сырьевых активов и в 2010 году готова истратить на покупки $8,3 млрд. В январе компания уже договорилась о приобретении 15% железорудного проекта Roy Hill в Западной Австралии, что обеспечит ей ежегодные поставки 10 млн. т руды, начиная с 2014 года. Кроме того, компания не теряет надежды добраться до индийских месторождений. Она нашла возможность решить проблемы, связанные с приобретением земли, из-за которых уже несколько лет не может реализовать крупные сталелитейные проекты в этой стране. Недавно Posco договорилась с государственной компанией Steel Authority of India (SAIL) о создании СП (60:40) для строительства металлургического завода в штате Джаркханд. Исходная мощность предприятия составит 500 тыс. т в год, но проект предусматривает последующее расширение до 3-4 млн. т. В соответствии с условиями сделки, SAIL обеспечит покупку земли, а Posco предоставит свою долю инвестиций и технологию FINEX. Продукцию завода будет выкупать SAIL для производства автомобильного листа. Похоже, SAIL обеспечит Posco и доступ к руде.Поддалась сырьевому ажиотажу и крупнейшая сталелитейная компания Японии Nippon Steel. Сейчас она за счет собственной базы (миноританые пакеты акций ряда добывающих предприятий) обеспечивает свои потребности в руде на 35%, а в коксующемся угле – на 25%, но в начале марта компания объявила, что планирует инвестиции в угольные и железорудные активы, поставив целью 50%-ную обеспеченность сырьем. По словам исполнительного вице-президента Nippon Steel Синичи Танигучи, компания собирается достичь этой цели «максимально быстро», приобретая доли в действующих предприятиях и подключаясь к разработке новых месторождениях. Первый шаг в этом направлении Nippon Steel сделала еще осенью 2008 года, согласившись вместе с Posco приобрести 40% акций бразильской железорудной компании Nacional Minerios SA (Namisa) за $3,12 млрд. Когда в 2013 году завершится проект расширения мощностей Namisa, обеспеченность японской компании собственной рудой превысит 40%. Кроме того, Nippon Steel сделала инвестиции в проект Robe River в Австралии, который реализует Rio Tinto, в угольное месторождение Warkworth (там же) и в бразильский проект Nibrasco, возглавляемый Vale.В свою очередь, пытается обеспечить себя сырьем и другая японская сталелитейная корпорация JFE Holdings. В конце прошлого года она заплатила $553 млн. за 20% угольного месторождения в Квинсленде, а сейчас завершает сделку по приобретению 10% акций индийской компании JSW Steel. Помимо возможностей, которые открываются перед JFE на перспективном индийском рынке, японская компания заинтересована в сотрудничестве еще и потому, что у JSW есть горнорудное предприятие в Чили, у которого JFE сможет покупать руду. Сейчас у JFE нет собственной сырьевой базы, и такая возможность для нее весьма привлекательна.Правда, горнорудные гиганты тоже не упускают возможностей расширения резервов. Так, в январе BHP Billiton начала переговоры с Arcelor Mittal о слиянии принадлежащих им железорудных активов, расположенных по соседству – в Либерии и Гвинее. BHP Billiton имеет лицензию на разработку гвинейской части месторождения Nimba с запасами 600 млн. т, а Arcelor Mittal разрабатывает его либерийскую часть. В свою очередь, Rio Tinto решила срочно инвестировать $1 млрд. в индийский железорудный проект в штате Орисса. Власти штата пребывают в растерянности из-за отказа от реализации серии проектов (они обусловлены, главным образом, недовольством компаний бюрократическими проволочками), и быстро утвердили проект Rio Tinto, который до этого «мариновали» более 10 лет.Таким образом, лидеры мирового рынка стали вознамерились вступить в борьбу с поставщиками сырья. Если раньше аналитики утверждали, что металлурги вынуждены терпеть ценовый диктат из-за низкой степени консолидации отрасли, то теперь, на примере Китая, выступающего в переговорах как один крупнейший покупатель, стало понятно, что одним только большим объемом закупок поставщиков не убедить. Ситуация изменится через 2-3 года, когда металлурги завершат реализацию серии железорудных и угольных проектов, которые уменьшат их зависимость от консолидированных поставщиков. Тогда-то и начнутся относительно равноправные переговоры, в которых позиция силы будет не слишком уместна.
Источник: Rusmet.ru





array(0) { }