Заявки на покупку

Оставить заявку
Все заявки »

На правах рекламы

Подробнее »

Бизнес на социальных проблемах

На Западе социальное предпринимательство стало популярным более тридцати лет назад, сегодня бум дошел и до России. Нужно ли государству поддерживать социальных предпринимателей и каким образом?

 

В России много социальных проблем, и не везде государство может их решить эффективно, считают эксперты. «Из собственного опыта общения с социальными предпринимателями я могу сказать, что обычно они предлагают нестандартные, уникальные, подчас даже инновационные методы решения социальных проблем», — говорит генеральный директор группы компаний Viasat, член жюри конкурса социальных проектов «Навстречу переменам» Алексей Кроль. Сегодня в регионах при поддержке Минэкономики создаются центры инноваций социальной сферы — их уже 18; еще около двух десятков создано на деньги крупнейших частных корпораций-гигантов — «Русала», «Норникеля», «Северстали» и других.

 

Бизнес-план для социалки

 

Социальное предпринимательство — бизнес, направленный в первую очередь на капитализацию сильных и компенсацию слабых сторон социально незащищенных групп населения, создающий условия для их профессиональной самореализации и социальной адаптации, считают в Агентстве стратегических инициатив.

 

Например, проблему мобильности инвалидов решает компания «Инватакси», предоставляющее услуги людям с ограниченными возможностями. Проект Observer занимается ремонтом инвалидных колясок, обучением и поиском работы для людей с ограниченными возможностями, оборудованием пляжей и аэропортов для них. Социальное предпринимательство отличается от благотворительности тем, что это бизнес, то есть структура создана для получения прибыли. Благотворительные фонды и НКО постоянно ищут деньги, а социальное предпринимательство позволяет найти устойчивую экономическую модель и заниматься не фандрайзингом, а решать проблемы напрямую.

 

«С нашей точки зрения, к социальному предпринимательству необходимо относить только тот бизнес, который направлен на трудоустройство социально незащищенных категорий населения или создание сервисов, улучшающих их качество жизни», — говорит замдиректора департамента коммуникаций Агентства стратегических инициатив Елена Шишкунова.

 

Если предприниматель кормит бездомных или предоставляет скидки малоимущим, то это благотворительность; если же он оказывает услуги или производит товары в социальной сфере, то перед нами бизнес в социальной сфере, а вот если он создает рабочие места для социально незащищенных слоев населения, то это социальное предпринимательство, объясняет директор компании ДКМ, руководитель франчайзингового проекта российской сети детских комиссионных магазинов «Стало мало» Наталья Малахова.

 

Обычно социальные проекты имеют низкую маржинальность, которая зачастую не превышает 8%, рассказывает социальный предприниматель, кофаундер бизнес-проекта «Возрасту — нет!» Лейла Агирбова. Венчурным фондам или большому бизнесу такие проекты как коммерческие вложения неинтересны. Поэтому источниками финансирования на первом этапе становятся государственная поддержка и краудфандинговые площадки, на которых в последнее время активно ищут средства для старта подобные проекты.

 

Несчитаное количество

 

«В России подобных проектов не так много, мы знаем около сотни, однако в последнее время их становится все больше в регионах, поэтому сколько их на самом деле, сказать сложно», — говорит директор Центра корпоративной социальной ответственности института МИРБИС Светлана Герасимова. Пока действительно масштабного и официального исследования социального предприлось, однако фонды «Наше будущее» и Gladway собирают данные о таких компаниях на портале Soindex.ru — сейчас на нем зарегистрировано более 500 компаний, которые считают себя социальными предприятиями, говорит директор фонда Gladway Владимир Вайнер.

 

Большинство компаний, работающих в сфере социального предпринимательства, — это проекты по организации досуговой и образовательной деятельности, где целевой группой являются дети, говорит руководитель социальных проектов краудфандинговой площадки Planeta.ru Алексей Сахаров. Многие сфокусированы на работе с людьми с ограниченными возможностями и слабо защищенными слоями населения. По данным фонда «Наше будущее», около трети социальных предприятий сосредоточены в Москве и Санкт-Петербурге.

 

Как правило, это бизнес, основанный на высокой личной мотивации предпринимателя. Например, основатель компании «Инватакси», который запустил проект по сбору средств на краудфандинговой площадке Planeta.ru, имеет инвалидность и как никто другой понимает потребности целевой аудитории.

 

Too Small to Support

 

Законодательного определения понятий «социальное предпринимательство», «социальное предприятие» нет. Соответственно, не существует государственных льгот или целевых программ, направленных на поддержку этого сегмента, говорит директор Фонда региональных социальных программ «Наше будущее» Наталия Зверева. В Госдуму дважды вносились законопроекты, вводящие эти определения в правовое поле (поправки в закон № 209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в РФ»), но они до сих пор не приняты, отмечает Зверева. Поскольку этот бизнес низкомаржинальный и не нацелен на извлечение большой прибыли, социальным предпринимателям существенно помогли бы льготы по аренде помещений и оплате коммунальных услуг, считает Наталья Зверева.

 

По мнению исполнительного директора краудфандинговой площадки Boomstarter Марии Докшиной, государство должно помогать социальным предпринимателям, оказывая информационную поддержку, а также значительно снижая налоги. В первую очередь нужно оказывать помощь работодателям, которые дают работу инвалидам, бездомным и другим категориям слабозащищенных граждан, считает депутат городской думы Ростова-на-Дону Елена Мелихова.

 

Впрочем, поддержка есть и сейчас. Михаил Зотов, директор компании Utrofon (сервис удаленного ассистирования для слабовидящих и слепых людей) рассказывает, что его компания имеет успешный опыт по получению целевых грантов на развитие от государства: «Но важна не только финансовая помощь, также была бы очень полезна консультационная поддержка и упрощение различных формальных процедур. Я считаю, мы можем говорить, что ситуация с социальным предпринимательством постепенно улучшается, но, безусловно, впереди еще очень много работы».

 

Социалка за компанию

 

Поддержкой социального предпринимательства в России активно занимается бизнес. По данным Ассоциации менеджеров России, удельный вес социальных инвестиций (все затраты компании на социальные программы) в общих расходах растет: с 1,96% в 2003 году до 3,76% в 2008-м и 8,56% в 2011 годах. По оценкам коммуникационной компании Grayling, в 2015 году этот показатель составил не менее 9%.

 

Самый известный проект такого рода — фонд «Наше будущее» Вагита Алекперова, который сам по себе является инкубатором проектов социального предпринимательства, говорит президент межрегиональной общественной организации защиты и поддержки малого и среднего бизнеса «Деловые люди» Ольга Косец. «Впечатляет деятельность Константина Хабенского, его спектакль «Поколение Маугли», в котором играют дети из разных регионов России вместе со знаменитыми актерами. Сам проект уже собрал 14 млн руб., они были направлены на лечение детей, больных раком. Недавно прогремел на всю Россию тоже довольно успешный социальный проект «Кидбург». Образовательные города для детей не только дань моде, но и реальная возможность выживания для огромных торговых центров, которые в кризисные времена плохо наполняются арендаторами», — перечисляет она успешные проекты.

 

На Западе культура поддержки социальных проектов имеет довольно длительную историю, рассказывает директор фонда Gladway Владимир Вайнер. В России же таких примеров пока не очень много. «Мы почувствуем расцвет социального предпринимательства в России лет через шесть-десять», — считает эксперт.

 

В нашей стране больше организаций, которые оказывают поддержку социальным предпринимателям, чем самих социальных предпринимателей, считает Алексей Сахаров из Planeta.ru. «Мне кажется, что инфраструктура их поддержки уже сейчас больше, чем самих предпринимателей: ими активно занимается Агентство стратегических инициатив, Госдума, региональные депутаты, бизнес… Не всегда нужно столько внимания. Я думаю, надо сначала дать этим проектам состояться — и только потом считать и категоризировать», — соглашается Светлана Герасимова из МИРБИС. Главное не спугнуть эти начинания, ведь не все предприниматели любят, когда государство вмешивается в их проекты, считает эксперт.

 

Иностранный опыт     

 

Delancey Street foundation, США

 

Программа реабилитации и трудоустройства бывших заключенных. За сорок лет действия программы с ее помощью вернулись к нормальной жизни более 18 тыс. человек.

 

Модель программы — образовательная коммуна, за время пребывания в которой можно обучиться не менее чем трем профессиям. Виды бизнесов, принадлежащих организации, — кафе, столовые, рестораны, цифровая печать, перевозка инвалидов, транспортные компании, ремесленнические мастерские, рекламные агентства, продажа и украшение новогодних елок, кинотеатры, службы такси, ландшафтный дизайн.

 

Specialisterne, Дания

 

Аутсорсинг услуг по тестированию и контролю качества продукции (программного обеспечения, телекоммуникационного оборудования, результатов клинических исследований фармацевтической продукции и др.). Консультанты — люди с диагнозом «аутизм». Масштаб деятельности: 13 стран, цель — создание более 1 млн рабочих.

 

Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+. Автор: Ирина Лаврова

 

Источник: http://www.rbcplus.ru
Учетная запись: ГК РУСМЕТ
Дата: 14.07.16



array(0) { }